STARGATE

Объявление

Добро пожаловать на ролевой проект
по мотивам сериалов «Звездные врата: СГ-1», «Звездные врата: Атлантида» и «Звездные врата: Вселенная»!

«Звездные врата» соединяют далекие пределы Млечного Пути и открывают двери для мгновенного межпланетного перемещения. Перед исследователями разворачивается огромный, неизведанный мир, таящий в себе как удивительные открытия, так и большие опасности.


Большинство неактивных профилей удалено. Если кто-то пожелает вернуться, можно связаться с администрацией или зарегистрироваться заново. А пока этого не произошло, роли считаются свободными.
♦ ВРЕМЯ В ИГРЕ ♦

Планета Земля:
1999 год,
середина февраля

База Атлантиды, Галактика Пегас:
2006 год, октябрь
В ИГРУ ОЧЕНЬ ТРЕБУЮТСЯ: Тил'к, Карсон Беккет, Эван Лорн, Тодд, Илай Уоллис, Эверетт Янг.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » STARGATE » Личные эпизоды » Первые откровения


Первые откровения

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

• Вселенная: Атлантида.
• Дата и место действия с примерным описанием: 21.09.2005 год. Столовая корабля Дедал.
• Действующие лица: Элизабет Вейр, Джон Шеппард.
• Краткое описание ситуации:
С самого захода команды на борт корабля Дедал, что следовал направлению в галактику Пегас, Вейр была преисполнена весьма грустных мыслей. Во взгляде отсутствовал привычный огонек, она была вся потухшая, поникшая, не особо желающая с кем-то разговаривать или участвовать в делах.
По кораблю прошелся слух, что вызвано это было расставанием с ее женихом. Он не захотел ехать в экспедицию и, как многие додумали, за это время уже женился на другой.
Для того, что бы спастись от бессонницы и от слухов о себе, которые она не любила -  ночью, когда все спали, Элизабет решила быстро прошмыгнуть в столовую. Именно там, по ее мнению, в полном одиночестве будет лучше всего грустить. Но в ее печальную обстановку одиночества, вмешался Джон, явно желающий поднять ей настроение.

Отредактировано Элизабет Вейр (2017-11-14 20:57:17)

0

2

Элизабет сидит напротив окна, открывающего вид в гиперпространство, и завороженно наблюдает, поглаживая ручку чашки с кофе, стоящей на столе. Уже который день их полета на Дедале она не может себя успокоить – стоит ей только о чем-то подумать, как родной голос всплывает в голове и весь мир, кажется, вновь рушится. Она снова вся превращается из веселой и изящной Элизабет в весьма мрачную, не желающую ни с кем разговаривать. Запирается в своей каюте, подолгу разглядывая потолок, стены, или же часы отца в своих руках – до сих пор она не понимает, за что у нее всегда отнимают самое дорогое. Воспоминание, так сильно щемящее грудь, вдруг опять всплывает в подсознании, заставляя опустить взгляд, вновь погружаясь в него:
«Вейр входит в комнату, оглядывая, все ли в порядке. Несколько свечей вокруг стола, выключен свет, приготовлены любимые блюда Саймона. Она хочет помириться, забыть все обиды, что произошли между ними, рассказать ему, почему не предупредила его о своем отъезде в другую галактику.
Сейчас Элизабет облачена в красивое платье, только подчеркивающее все ее достоинства. Ткань плотно обтягивает фигуру, а на шее красуется подаренное Саймоном украшение – жемчужное колье.
Заслышав шорох в соседней комнате, она мельком поглядывает в зеркало, приглаживая платье, стараясь привести свой облик к идеальному виду, и, наконец, смотрит в сторону дверного проема. Не проходит и нескольких минут, как мужчина проходит вовнутрь, без интереса разглядывая обстановку. Хмурый, явно чем-то недовольный, старающийся не смотреть ей в глаза.
- Что происходит? – он удивлен, вскидывает бровь, непонимающе смотря в сторону женщины, а Элизабет только широко улыбается, подходя к нему с двумя бокалами вина.
- Я подумала, что нам с тобой стоит это отпраздновать. Провести вместе вечер, забыть старые обиды, насладиться присутствием друг друга. Я понимаю, что на Атлантиде у нас еще будет такая возможность, но…
- Элизабет, - обрывает ее речь мужчина, глубоко вздыхая, все-таки решаясь посмотреть ей прямо в глаза, - я никуда не лечу, - голос Саймона холоден, серьезен. Он сурово на нее смотрит, все время отводя взгляд, будто бы не решаясь что-то сказать.
- Но… - она было хочет возразить, уточнить – почему, но ее резко обрывают.
- Пока тебя не было, я вновь встретил Делию. Наши чувства разгорелись, и мы решили, что можем попробовать снова. Я искренне сожалею, что так получилось, но я не уверен, что мы можем продолжать наши отношения… Я люблю другую, - мужчина так холоден и так жесток с ней, что заставляет Элизабет инстинктивно отойти от него на шаг назад. Она качает головой, не желая принимать действительность.
- Когда ты собирался сказать мне? – она отворачивается к столу, пытаясь сдержать эмоции, что сейчас ее переполняют. Его слова могли означать только одно – Саймон не дождался ее, не захотел, что он разрывает их отношения, и она вновь остается одна. Вновь без любви, без надежды, без поддержки – неужели он действительно думает, что она сможет с этим справиться?
- Я хотел сказать еще сегодня утром, когда мы беседовали по поводу этой экспедиции. Но не смог. Решил отложить до лучших времен, а сейчас, я полагаю, хороший для этого момент.
Элизабет горько усмехается, прикрывая глаза – как хорошо, что он ее сейчас не видит.
В комнате долгое время царит тишина. Никто не может ее нарушить. Нет слов, которые могли бы сейчас утешить или придать ситуации более позитивный вид. Их любовь закончилась, отношения разбились в прах и, кажется, что для Вейр нет ничего хуже этого. Ведь так и есть. Весь этот год на Атлантиде она надеялась, что вернувшись на землю вновь окажется в объятиях любимого человека. Жаль, что этому так и не суждено сбыться..
- Я соберу твои вещи, если ты не против, - еще одна жестокая фраза, ножом режущая по сердцу женщины. Саймон аккуратно опускает ладошку на ее плечо и это отрезвляет Элизабет. Она выпрямляется, скидывает его ладонь с плеча и молча уходит прочь, хлопая входной дверью, схватив со стола в прихожей только свою сумочку и ключи от машины. Ей нужно подумать, отвлечься от мыслей, все это принять, хотя ничего позитивного в голову не лезет. Ее жизнь рушится, вновь подкидывает ей трудности, с которыми, как ей кажется, она не может справиться.
Забираясь в свой красный кабриолет, подаренный ей еще отцом, Элизабет опускает лоб на руль, чувствуя, как слезы катятся по ее лицу и она уже не в силах их сдерживать. Грудь сдавливает чувство боли, сердце почти разрывается на части. Очередное предательство. Опять. »
Стоит воспоминанию в голове закончиться, как, кажется, ситуация повторяется вновь. Женщина складывает руки в замочек и опускает на них свой лоб, чувствуя, как комок слез подходит к горлу. Боль за эти дни не утихла, а, кажется, стала только сильнее. Несколько слез медленно спускаются по щекам, падая с тихим звуком на стол. Сколько еще ее будут мучить эти воспоминания? Неизвестно.
Вейр только осознает, как медленно в памяти подкрадывается еще одно воспоминание, не менее болезненное, когда она своими глазами увидела их утром целующимися на пороге. Сдавленный рык, почти похожий на стон, срывается с ее губ вместе с соленой слезой, вновь падающей на стол.
Элизабет ненавидит себя за эти слезы, за эту слабость. Женская чувствительность всегда была ей чужда, но, сейчас… Ей кажется, ни один человек не устоит перед подобным. Разве кто-то бы смог проигнорировать измену, спокойно отнестись к потере одного из смыслов существования?...

0

3

Джон никогда бы не мог подумать прежде, что судьба забросит его в другую галактику. Ему с детства нравились самолеты, полеты, скорость, в пять лет голову кружило от американских гонок и от фильмов про звездный путь. Он воображал себя капитаном Кирком и пилотировал шаттлом. Капитан Кирк и его звездный путь остались в детстве, а когда он вырос, он пилотировал уже не воображаемым сверхзвуковым истребителем. Но однажды все то, что казалось фантастикой, неожиданно стало реальным – открытый космос, другие галактики, пришельцы… И собственный космический шаттл. Конечно, формально прыгун-1 принадлежал Атлантиде, но где-то подсознательно он считал его своим.
Он согласился на участие в экспедиции во многом не из-за слов О’Нилла, а из-за того, что на Земле у него не было перспектив: ни серьезных тебе операций, ни карьерного роста. Майор – это его потолок. А сейчас он привыкал к мысли о том, что он подполковник. Конечно, Землю он, как генерал О’Нилл и ЗВ-1 еще не спас, но осаду Атлантиды выдержал, а рейфы это не змеи в голове, это даже что-то серьезнее.
Вернувшись после этого сражения домой, он неожиданно почувствовал, что скучает по Атлантиде, по той обстановке, по инопланетным миссиям. Шеппард знал, что многие спешили вернуться на Землю, чтобы снова увидеть своих родных и близких, а он маялся все это время, избегая встреч с отцом и братом. Ведь обо всем что он пережил им не расскажешь, а значит он по-прежнему будет неудачником в глазах отца. Не самое приятное чувство.
Ему вспомнился их разговор с доктором Вейр незадолго до нападения рейфов. «Интересно, как у нее дела?» - подумал Джон, выходя из каюты. За последнюю неделю они неоднократно виделись с Элизабет, но поболтать просто так не было времени – он отбирал военных для экспедиции, она их утверждала, и еще куча всякой хозяйственной работы – набрать побольше пушек, автоматов и прочего оружия. Ему, как военному начальнику базы, необходимо было все-все проконтролировать, хотя он с удовольствием спихнул бы это на майора Лорна. Уж больно не любил Шеппард всю эту бюрократию.
В каюте Вейр никто не отзывался, и он решил поискать ее где-нибудь на корабле. Учитывая его размеры, конечно, это было сродни попытке найти иголку в стоге сена, но Джону почему-то казалось, что он ее найдет. На самом деле, не так много мест, где могла бы быть Элизабет. И если на мостике, в инженерной и у Родни в лаборатории ее не оказалось, то ему стоило поискать более уединенное место. Джону в какой-то момент показалось, что Элизабет чем-то обеспокоена.
Он нашел ее в столовой Дедала, где в такое позднее время было тихо и безлюдно – ну, почти, не считая собственно доктор Вейр, сидевшую с кружкой чего-то и смотрящую в окно. Понаблюдав пару минут за тем, куда она так пристально глядела и не увидев там ничего интересного, кроме светящегося потока энергии, Шеппард рискнул нарушить тишину.
- Скучаешь, Элизабет?

+1

4

Элизабет вздрагивает от звука знакомого голоса, машинально вытирает слезы со щек и поправляет теплую накидку на плечах. Может от грусти, а может и от того, что они в холодном космосе далеко от солнца, но ей было холодно.
Вейр оборачивается, вымученно улыбнувшись стоящему в дверном проеме, с лёгкостью узнавая в нем Джона. Она пытается сделать лицо веселее, но прекрасно знает, что красные глаза выдадут ее с потрахами. Ладно, что уж, Шеппарду можно довериться. По крайней мере, он был ее единственным другом в этой экспедиции.
Только знал ли сам Джон об этом своем статусе?
- А, это ты, подполковник, - женщина не умаляет важности его должности, поэтому тоже старается напоминать этому хвастуну о том, что он теперь более высокого чина.
- Да так.. Только если совсем чуть-чуть, - обращаясь вновь к ее красным глазам можно понять, что совсем не чуть чуть. Грусть и скука захватили ее в свой плен так же, как рейфы захватывают несчастных людей.

0

5

Шеппард усмехнулся, услышав из уст доктора Вейр его звание. Хоть он и получил его пару недель назад, до сих пор не привык к тому, что к нему так обращаются и по привычке откликался на майора.
- Да, я. Как выяснилось, нахождение в четырех стенах в гиперпространстве меня утомляет. Хочется побыстрее снова оказаться на Атлантиде, - он подошел ближе к столу и присел напротив Элизабет. – МакКей там развлекается с этим голым инопланетянином с большой головой.
Джона недавно занесло в технический отсек, где он впервые увидел Элиота. Гладкая серая кожа напомнила ему рейфов, хотя асгард в отличие от последних людьми не питался, чем, несомненно, выигрывал в глазах Шеппарда. Впрочем, это не меняло того, что находиться с ним в одном помещении было неловко, а Родни, как назло, отказывался оттуда уходить.
- Ему, видишь ли, интереснее копаться во всех этих настройках, нежели смотреть со мной футбольный матч. На этот раз я прихватил с собой несколько новых дисков и внушительный запас поп-корна, - он улыбнулся, но несколько натянуто. Невольно вспомнился их первый совместный просмотр его любимого матча на Атлантиде, когда с ними был Форд. Джону до сих пор не верилось, что прежнего Форда больше нет и вместо него где-то бегает подсевший на фермент маньяк. О том, что он мертв, ему думать совсем не хотелось. Где-то в глубине души Шеппард надеялся однажды встретить его и вернуть на Атлантиду, чтобы Беккет смог вылечить его от этого.

+1

6

- Если хочешь, я могу составить тебе компанию, - кажется, Элизабет впервые за несколько недель улыбается - широко и искренне, смотря на Джона. Быть может, взгляд ее и отдавал грустью, а сердце по прежнему невероятно сильно щемило от пережитой боли, но развеяться нужно было. Нельзя корить себя за случившееся, нужно двигаться несмотря ни на что. И пусть больно, пусть неприятно, но в мире еще есть люди, которым она нужна. И разве любовь - самое главное?
- Я бы с удовольствием посмотрела футбольный матч. Да, я ничего в нем не смыслю, не знаю команд  и даже базовые правила, но если ты меня научишь, все расскажешь, и поделишься поп-корном, то... Я думаю, я быстро овладею этой сложной наукой, - Вейр смеется и качает головой, - ты ведь знаешь, что учусь я очень быстро.
Она быстро подмигивает подполковнику и поднимается со своего места, подавая ему руку. Как бы намекая, что отказа от него не потерпит, да и разве он будет ей отказывать? Видно же, что Шеппарду скучно, да и нравилась им всегда компания друг друга.

0

7

Джон слегка удивленно вскидывает брови. Признаться, он не ожидал, что Элизабет так легко решит присоединиться к нему смотреть футбол. Если уж даже Родни не хотел составить ему компанию, то от еще более погруженной в работу доктора Вейр он и подавно не ожидал согласия. Жалуясь на МакКея, он уже смирился мысленно с тем, что ему не светит посмотреть футбол до прибытия на Атлантиду и встречи с Лорном.
Тем приятнее было обрести компанию для его излюбленного времяпровождения.
- А я с удовольствием тебе это все расскажу. Главное – вовремя меня остановить, а то я могу увлечься перечислением всех тонкостей, запоминающихся игр, особенностями команд… Ну, вот примерно как сейчас, - рассмеялся он сам над собой, представив, как это все звучит для человека, далекого от футбола.
Если скорость была его первой страстью, то спорт, и футбол особенно, второй. Когда не было возможности гонять на чем-нибудь, Шеппард залипал в компании друзей у телевизора или, что еще лучше, на стадионе, а после – пытаться провернуть все те же финты на заднем дворе своего дома.
Подавая руку Элизабет, Джон отметил про себя перемену в ее настроении. Похоже, что идея развеяться и посмотреть футбол согнала отпечаток грусти, который он заметил, входя в столовую.
- Вот как раз, пока мы идем, я быстренько введу тебя в курс дела. Здесь играют две команды по 8 человек. Задача каждой команды – завести мяч за ворота противника. Ворота – это две такие высокие-высокие палки  на каждой стороне поля. Игра начинается с розыгрыша мяча, а затем игроки пытаются друг у друга его отнять, не особо жалея противника. Бывало, что и носы-руки в этой куче мале кому-то ломали. В общем, такая, настоящая мужская игра! – рассказывая, Джон то и дело размахивал руками, показывая, то как разыгрывается мяч, то как делаются передачи, то как уворачиваются игроки от соперника.
- Добро пожаловать! – объявил он, открывая дверь каюты и распихивая по пути раскиданные вещи. Хоть в пути они были всего несколько недель и каюта была временным местообиталищем, Шеппард все равно постарался устроить ее по своему вкусу, развесив на стенах несколько новых плакатов, прихваченных с собой. – Располагайся, а я пока прихвачу поп-корна, - с этими словами он полез на полку, где у него стояла картонная банка со свежим поп-корном, которую пришлось отставить из-за занятости МакКея.

+1

8

Джон с таким энтузиазмом рассказывал о футболе, что Элизабет и сама прониклась его идеей - неужели все действительно настолько интересно, насколько он рассказывает? Женщина улыбается, пытаясь запомнить все правила сходу, что бы потом не облажаться и не сказать чего-нибудь глупого.
До каюты они доходят довольно быстро, и первое, что бросается Вейр в глаза, как только она проходит - многочисленные плакаты и холостяцкий "порядок", заставляющий ее широко улыбнуться. Это не ее каюта, где все лежит по полочкам всегда. И  то, что Шеппард не зациклен на чистоте, честно признаться, замечательно.
Женщина устраивается на диване напротив телевизора, получше укутавшись в свою вязанную накидку, и дожидается подполковника, что бы приступить к просмотру матча.
- Запах попкорна даже здесь чувствуется. А вообще, - Элизабет с интересом прищуривает глаза, оглядывая очередной плакат, - у тебя очень уютно. Я ничего с земли не прихватила, поэтому устроить выделенную мне каюту по своему вкусу не могу. А у тебя прям сборище различных плакатов. Полагаю, на них изображены твои любимые команды и группы?

0

9

- Они самые, - подтвердил Джон, сосредоточенно шаря рукой по полке, куда он поставил немногим ранее поп-корн. Почему-то в присутствии Элизабет ему не хотелось забираться с ногами на диван, чтобы без проблем достать коробку, гораздо проще было тянуться туда изо всех сил с самым мужественным выражением лица. Ухватив, наконец, непокорную коробку, он слегка выдохнул и с широченной улыбкой повернулся к доктору Вейр.
- Готово! – объявил мужчина, присаживаясь на диван рядом с ней и протягивая добычу. – Неужели ты совсем ничего такого не захватила с собой? Или не хочешь здесь на корабле доставать, а ждешь уже, когда попадешь в свою комнату на Атлантиде?
Шеппард на минутку замер, ему живо и ярко вспомнилась база на Атлантиде. Он, обычно не склонный к сентиментальности, тем не менее ощущал привязанность к этому месту и, что особенно притягивало его, отдаленность от своей жизни на Земле. Это была та самая уникальная, мало кому выпадающая возможность, действительно начать свою жизнь с нуля. Где же еще начинать все с чистого листа, как не на другой планете, в другой галактике?
- Я помимо плакатов прихватил с собой еще внушительную партию записей с матчами. Особенно меня радует вот этот диск, - он любовно погладил один из дисков, - здесь самые-самые матчи за то время, что меня не было на Земле. Берегу, что называется, на сладенькое, - он усмехнулся и вставил первый из дисков в проигрыватель.

+1

10

- Я прихватила с собой значительное количество книг по классической литературе, статуэток, одежду, а вот плакаты или диски - нет, у меня к ним нет такой любви, - Элизабет пожимает плечами и поворачивает голову к Джону, любовно поглаживающему диск, и умилительно улыбается, поглядывая на него. Привязанность Шеппарда к футболу была искренней и чистой, иногда создавалось впечатление, что без любимых матчей он и года не смог бы прожить. Стоит лишь вспомнить, что из всего многообразия вещей, из которых он должен был выбрать лишь одну, Джон взял диск с самым любимым футбольным матчем, а она - любимые папины часы.
Шеппард выводит ее из дум, когда вставляет диск, и Элизабет, как только он возвращается, берет из чашки с попкорном большую горсть, и увлеченно переводит взгляд на экран телевизора - игра начинается.
- Правила игры ты будешь мне рассказывать по ходу матча, да?

0

11

- Да, я тоже захватил кое-что из Льва Толстого. "Война и мир" весьма впечатляют, хоть название и оказалось несколько пророчащим, - не очень весело усмехнулся Джон, невольно возвращаясь к мыслям о рейфах. Хоть те и думают, что Атлантида, а вместе с нею и путь к Земле, уничтожены, это не мешает им терроризировать обитателей галактики Пегас, и их экспедиции придется что-то с этим делать. Там, на Земле, было слишком много дел и слишком мало времени, чтобы думать об этом всем, но чем ближе становилась Атлантида, тем чаще Шеппард задумывался об их будущем и дальнейших действиях. Он искоса глянула на Элизабет, располагавшейся в отведенной ему комнате. Она всегда казалась уверенной в благополучном окончании любой ситуации, и эта ее уверенность помогала и ему в сложные минуты. Но было интересно, что на самом деле думает Вейр о всей этой заварушке с рейфами и действительно ли верит в то, что они смогут выбраться невредимыми? Ему обещали мирную исследовательскую экспедицию, пусть в другую галактику, а приходится сражаться с плохими парнями, высасывающими из людей жизнь.
- Элизабет, как вы справляетесь с этим? С грузом ответственности за экспедицию, город древних, судьбу двух галактик? - вдруг решился спросить Джон, подумав, что потом удобного момента не будет.
Доктор Вейр может и выглядела, как хрупкая женщина, вызывающая инстиктивное желание защитить ее от всех бед, но силе ее характера мог позавидовать любой генерал ВВС США.

+1

12

Элизабет переводит взгляд на Джона, слегка сощурившись, не отводя глаз от его лица более, чем полминуты. Такая вечная уверенность и серьезность давались ей нелегко, это правда. Иногда дикий страх сжимал душу в тиски, но каждый раз она с ним справлялась. И будет справляться, пока есть те, кого ее непоколебимый нрав вдохновляет на подвиги.
- Я просто уверена в своих людях так же, как в себе. Ты, Родни, Радек, Тейла, Беккет, да и все на Атлантиде - моя новая семья, каждый из вас часть моей души. То, что я не могу позволить себе потерять. Моя задача лишь вселить веру в ваши сердца, что мы можем победить, и тогда мы обязательно победим. Ведь разве не сила духа - причина всех побед человечества? Источник моей силы - моя уверенность в вас всех, и пока на Атлантиде будет хоть один человек, которому я способна помочь, пусть и лишь морально - я буду делать это несмотря ни на что, и буду защищать вас... Насколько позволят мне силы. Мне легко справляться с грузом ответственности, потому что я нужна на Атлантиде, потому что никто, кроме меня, не станет защищать перед президентом жизнь каждого из вас. Доверь эту экспедицию военным, которые в подчинении у президента - все ученые, и все твои солдаты стали бы просто пушечным мясом. Ведь в галактике Пегас нет законов. Атлантида, и безопасность каждого человека на базе - смысл моей жизни, ибо ничего другого у меня и нет... Больше нет.

+1

13

Джон слегка наклонил голову, обдумывая слова доктора Вейр. Пока он был на Земле, ему пришлось пережить несколько не самых приятных разговоров с высшим военным командованием, которые всячески пытались понять, почему же он так поступил - на первой же миссии убил своего командира. И неизвестно, что оказалось более весомым - его слова, рапорты остальных членов экспедиции или желание Вейр видеть его в роли командующего военным блоком на Атлантиде. Возможно, именно за это она ценила его больше всего - за человечность и принцип "своих не бросают".
Шеппард на мгновение нахмурился. Где-то там в галактике Пегас бродит Форд, и он до сих пор чувствовал вину за то, что с ним случилось.
- Да, у нас подобралась отличная команда на Атлантиде, - он улыбнулся, предвкушая скорую встречу со всеми, кто оставался там. По меркам Атлантиды их не было чертовски долго!
- Надеюсь, мы сможем сделать что-то с рейфами. Не хотелось бы еще кого-то терять из наших, - Джон скрестил руки на груди, снова возвращаясь к мысле о Форде. - Но не представляю, что бы с нами было, если бы что-то случилось с вами, доктор Вейр. Пожалуй, нам бы стоило продолжить наши занятия по твоей самообороне.
Шеппард усмехнулся. При всей силе воли и стальном характере Вейр лучше сражалась на словах, нежели на палках.

+1

14

- Если бы что-то случилось со мной, то командование Звездных Врат обязательно нашло бы мне замену. увы, но они слабо ценят своих и очень легко их заменяют. Особенно, если ты  делаешь какие-то ошибки, - все еще пребывая в пессимистическом расположении духа произносит Элизабет, отпивая теплый кофе из чашки. Она не понаслышке знала, как легко ее начальство меняло людей, как легко отказывалось.
- Да и от меня на Атлантиде мало что зависит. на задания я не хожу, новые миры не открываю, ничего не изобретаю. Я лишь веду политические переговоры, отвечаю за процесс работы, координирую процесс деятельности команд, ну и изучаю документы древних и перевожу их в свободное от основной работы время. Но я совсем не против продолжать наши занятия. Мы могли бы назначить одно, например, на второй день после прибытия, или на третий. . Все зависит от того, когда у нас у двоих будет одновременно свободный отрезок времени. Разумеется. кроме ночи. Ее, конечно, можно всю потратить на тренировки, однако на следующий день мы будем сонными и не выполним свои основные дела.
Вейр посмеивается, поднимая взгляд на Джонв, мягко улыбаясь.
- К слову, ты даешь отличные уроки. Я хоть чему-то научилась.

+1

15

- Это точно, - кивнул он в ответ. - Принцип "незаменимых не бывает" главенствует в руководстве. Наверное, поэтому, я никогда и не стану генералом, я слишком не готов жертвовать налево и направо людьми.
Джон покачал головой и собственным мыслям.
- Я до сих пор иногда думаю, что бы я мог сделать еще, чтобы вытащить полковника Самнера. А в последнее время к моим недовыполненным задачам добавился Форд. С ним уж точно можно было сделать больше, чем я сделал.
Шеппард не любил признаваться в собственных промахах, но сейчас почему-то ему хотелось об этом поговорить. Пожалуй, Элизабет была едва ли не единственным человеком, с которым не нужно было строить из себя уверенного в себе начальника, у которого не имеется и тени сомнения. Ведь во время боя некогда сомневаться, что будет правильнее, взвешивать тысячу и один вариант, там приходится выбирать тот вариант, который должен сработать.
- Вот это твое "лишь" дается лично мне гораздо хуже, чем миссии, сражения с рейфами и спасением нас от очередного изобретения Родни, который порой слишком уверен в своих расчетах, - он снова усмехнулся. - Да, ты права, ночью надо спать. Иначе нас неправильно поймут, если на утреннем совещании мы будем засыпать на ходу. Так что думаю, прибудем, ты спланируешь расписание и мы уже посмотрим по обстоятельствам, когда будет свободное время для занятий. В крайнем случае, ты иногда можешь заниматься с Тейлой, не люблю это признавать, но на палках она дерется лучше меня.

+1

16

— Хей, — услышав от Джона о его сомнениях по поводу правильности решений, связанных с полковником Самнером и Фордом, она крепко берет военноначальника экспедиции за руку, слегка сжимая, — мы не можем спасти всех, к сожалению. Полковника Самнера ты бы никогда не смог спасти, он уже был почти высосан рейфом и даже если бы тебе удалось его взять с остальными заложниками рейфов на Атлантиду, мы бы не спасли его. Он бы умер на больничной койке Беккета. А Форд... Он сам принял такое решение — уйти. Да, возможно он и не осознавал, что делает, но все же это было его решением. Мне тоже очень грустно осознавать, что теперь он не часть твоей команды, ведь он был таким замечательным лейтенантом. Но все это в прошлом. Важно то, что сейчас и, как я и обещала в тот день, мы сделаем все, что бы вернуть его. Мы попытаемся, а попытка уже дорогого стоит.

Элизабет сжимает его руку чуть крепче, надеясь, что это приободрит Джона, что вселит ему больше надежды и веры. Она смотрит в его зеленые глаза, улыбается уголками губ, уже совсем забыв о тех переживаниях, что были в самом начале их разговора. Как она сказала секунду назад Шеппарду — важно то, что сейчас. И поддержать его, посмотреть вместе с ним футбол сегодня — куда важнее, чем все, что было до этого.
Разговор плавно перетекает к палкам и Элизабет щурится, заслышав о Тейле и ее мастерстве.

— О да, Тейла прекрасно дерется. И на палках, и без них. И еще она прекрасный лидер для своего народа. И безумно красивая барышня. Знаешь, мне не комфортно будет драться с женщиной, которая на всех фронтах выше меня — это немного обидно. Женская зависть — ужасная вещь, — откровенно шутит Вейр, слегка посмеиваясь.
— На самом же деле, я уже под напрягла Тейлу с медитациями, и мне бы не хотелось с ней драться, я буду вся в синяках. Ты явно добрее, чем она, и мне не важно, кто из вас дерется на палках лучше. Занятия с тобой — самое позитивное, что есть в моей жизни. Ты всегда шутишь, разбавляешь обстановку, только у тебя получается рассмешить меня в те моменты, когда я чувствую себя совершенно беспомощной. Мне нужно лишь научиться хотя бы в половину должного мастерства бить руками, ногами, палками, что бы отсрочить мою кончину в случае нападения на меня очередного врага и дать тебе побольше времени, что бы спасти меня. И ты лучший военноначальник базы, о котором я только могла мечтать, и только в твои руки я могу доверить собственную жизнь. Так что... — тянет Элизабет и тут же выпрямляется, бросив взгляд на телевизор, где уже шел матч в половину звука.

— Джон Шеппард, ты предпочел разговор со мной своему любимому матчу? — смешно изрекает она, удивиленно выпучив глаза, — ты ведь обещал мне рассказать, в чем особенности игры! Если ты мне не расскажешь, то не расскажет никто, и я до серебристых седин не узнаю, что же в этом кидании мяча такого интересного и увлекательного!

Отредактировано Элизабет Вейр (2017-12-10 11:32:50)

0


Вы здесь » STARGATE » Личные эпизоды » Первые откровения


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC