STARGATE

Объявление

Добро пожаловать на ролевой проект
по мотивам сериалов «Звездные врата: СГ-1», «Звездные врата: Атлантида» и «Звездные врата: Вселенная»!

«Звездные врата» соединяют далекие пределы Млечного Пути и открывают двери для мгновенного межпланетного перемещения. Перед исследователями разворачивается огромный, неизведанный мир, таящий в себе как удивительные открытия, так и большие опасности.


Большинство неактивных профилей удалено. Если кто-то пожелает вернуться, можно связаться с администрацией или зарегистрироваться заново. А пока этого не произошло, роли считаются свободными.
♦ ВРЕМЯ В ИГРЕ ♦

Планета Земля:
1999 год,
середина февраля

База Атлантиды, Галактика Пегас:
2006 год, октябрь
В ИГРУ ОЧЕНЬ ТРЕБУЮТСЯ: Тил'к, Карсон Беккет, Эван Лорн, Тодд, Илай Уоллис, Эверетт Янг.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » STARGATE » Личные эпизоды » Единственная правда


Единственная правда

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

• Вселенная: Атлантида.
• Дата и место действия с примерным описанием: 17.07.2006 год|Комната подполковника Джона Шеппарда.
• Действующие лица: Джон Шеппард, Элизабет Вейр.
• Краткое описание ситуации:
Вечер. Прошло не больше часа с тех пор, как Джон вернулся с плена Акастуса Коли и отпустил своего нового друга рейфа на свободу. Для Элизабет этот день был одним из самых ужасных на Атлантиде, ведь ей пришлось выбирать - дорогой сердцу Шеппард или мирный союз с дженаями, которого они могли лишиться, отдай она Лидона Радима "дженайскому террористу".
Случившееся помогло доктору Вейр разобраться в своих чувствах и она решила, что больше их скрывать не будет. То, что она чувствовала, видя как рейф питался Джоном каждые три часа из-за ее нерешительности дало огромный толчок к принятию решения, которое навсегда изменит их жизнь.
http://78.media.tumblr.com/4e5a753af4098851874f0b5c907aff9e/tumblr_nurpjyEVmk1uz8m0io1_500.gif

Отредактировано Элизабет Вейр (2017-11-14 18:40:42)

0

2

Сколько месяцев произошло с тех пор, как Элизабет осознала свои чувства к Джону?
Наверное, чуть больше двух. Все это время она терялась в сомнениях, в собственных комплексах и страхах, не способная принять любовь такой, какая она есть. Элизабет боялась отказа, боялась насмешек со стороны Шеппарда или тех, кто узнает об этом ее запретном чувстве.
Но самое ужасное, что так она делала только хуже. Каждый раз читая в рапорте о мимолетном флирте военнокомандующего Атлантиды с красавицами инопланетянками она сгорала от ревности, от любви, от понимания, что ничего не может изменить, ведь Джон свободный мужчина и может делать все, что ему заблагорассудится.
Но что же останавливало ее еще? Ответ вертелся на языке давно, но осознала его глава экспедиции только сейчас: она никогда не испытывала подобных чувств. Никогда не испытывала искренней любви. Ее отношения с Саймоном были деловыми, основанными лишь на взаимоподдержке и на взаимном деле. С Джоном же все было совершенно иначе.
Джон всегда помогал ей в трудной ситуации, да. Но это не было сутью их взаимоотношений. У них было что-то еще - желание постоянно заботиться и чересчур сильная привязанность, способная перекрыть для Элизабет весь здравый смысл. Кажется, глядя в зеленые глаза Шеппарда она была голова отдать и этот пост, и Атлантиду, и весь мир во власть случая, только что бы быть с ним рядом. В этих внутренних чувствах Вейр понимала всю свою беспомощность. Она влюбилась. Впервые в жизни. В мужчину, что был красивее ее, бесспорно харизматичнее, сильнее, умнее, и за которым табунами бегали женщины...
Оказывается, она совсем не исключение из правил. А без ответных чувств подполковника она будет очередным его приключением. Обидно? Возможно. Останавливает ли это ее? Нет. Раньше останавливало, но не сейчас!
В этот раз все было совершенно иначе. Она могла потерять его совершенно безвозвратно. Могла никогда его не увидеть. Могла не сообщить ему о своих чувствах, могла потерять даже шанс на что-то большее между ними. Карсон был прав, когда сказал, что хоть Джон и сильный, симый сильный мужчина из всех, кого он встречал, но даже его организм мог не выдержать кормежки рейфом. И тогда жизнь Элизабет превратилась бы в огромное черное ничто.
- Господи, что я собираюсь сделать! - шепчет она одними губами, взволнованно сминает кисти рук, когда поднимается со своего рабочего места и уходит из командного зала, по коридорам направляясь в комнату военнокомандующего Атлантиды.
Она преодолевает расстояние за несколько минут - вся решительная, смелая,  пусть и полная внутренних сомнений. Доходя до его комнаты она проводит рукой над панелью с кристаллами, что бы они оповестили Шеппарда о госте, и глубоко вздыхает, наполняя легкие воздухом.
Нужно хоть раз в жизни сделать не то, что правильно, а то, что хочется. И плевать, черт возьми, на последствия!

Отредактировано Элизабет Вейр (2017-10-18 14:33:37)

+2

3

Инстинкт выживания весьма непредсказуемая штука. Он может толкнуть на те поступки, которые никогда бы не пришли в голову в любой иной ситуации, но когда стоит вопрос жизни или смерти все резко становится черно-белым, а выбор довольно прост: выжить любой ценой. Военная служба, к тому же, накладывала отпечаток и усиливала этот инстинкт.
Джон все еще ощущал прикосновение рейфа к своей груди и то ощущение, когда жизнь уходит из тебя, и, особенно, то ощущение, когда жизнь возвращается, так похожее на наркотическое опьянение, полное эйфории. Он сказал Беккету, что все в порядке, но все совсем не в порядке. Прошло уже много часов и желание повторить, вернуть это ощущение усиливалось. Шеппард скрипнул зубами. Не хватало еще подсесть на "рейфов". Можно, конечно, пойти в медпункт и рассказать Карлсону, он обязательно что-то придумает, но что-то внутри него отчаянно этому сопротивлялось. То самое, что заставило его сказать: "все в порядке, док. Мне нужно просто отдохнуть".
Мужчина встал с кровати и подошел к окну, вглядываясь в горизонт. Хотелось взять прыгун и улететь куда подальше от суеты Атлантиды, чтобы на самом деле побыть наедине с собой и во всем разобраться. Проблема в том, что он никогда особо не был склонен к самоанализу и эта поездка вряд ли принесет что-то полезное, она скорее похожа на попытку бегства от самого себя и от всех тех, кто может заметить, что с ним что-то не так. Может быть, в этом и было все дело, он слишком часто за время службы здесь вляпывался во что-то, превращался в кого-то или что-то, становясь угрозой для тех, кого должен защищать, иногда Джон начинал сомневаться в том, что окружающие ему действительно доверяют. Потому что был не уверен, что стал бы доверять себе после всего того дерьма, через которое он прошел. И то, что, выбираясь из плена дженая, он полагался на рейфа, который им питался на глазах у половины Атлантиды, явно не добавляло бонусов.
Это было омерзительное ощущение.
Раздался звук, оповещающий о том, что кто-то вошел. Шеппард вздохнул. Он не был уверен, что готов сейчас к встрече с кем-то из своей команды и, особенно, к их сочувствующим взглядам и осторожно подобранным словам. Джон повернулся. Это была Элизабет.
- Привет, - старается улыбаться как можно естественнее мужчина. Доктора Вейр, к сожалению, не попросишь зайти попозже. Разумеется, ей хочется услышать как можно более полный отчет, гораздо полнее того, что лег в официальные бумаги. Конечно, им нужно обсудить все, что случилось во время этого происшествия. Его просьбы-приказы и ее решения. Он рад, что все закончилось более-менее благополучно и то, что он по итогу оказался здесь, а Кола ни с чем на своей базе. И он рад, что Элизабет не переступила черту ради него и не пожертвовала человеком. А еще он не мог отделаться от того чувства, что она не сделала всего того, что могла, чтобы вытащить его раньше. Как бы при этом он не убеждал себя, что она не должна была ни в коем случае рисковать благополучием базы ради него.
- Я в порядке, правда. Мне просто нужно отдохнуть от всего... - хотелось пошутить насчет питания рейфом, но слова застряли на полпути. Сейчас почему-то совсем не хотелось об этом шутить, воспоминания были еще слишком реальны.

+1

4

— Нет смысла обманывать, — Вейр проникновенно смотрит в его зеленые глаза и глубоко вздыхает. Она чувствует такую же тяжесть, как и он, и эта тяжесть стремится вырваться наружу. В ее взгляде нет сочувствия, в нем что-то другое. То, что даже она не в силах прочувствовать. Ей это не нравится, но привычная маска спокойствия исчезает, больше Элизабет не может так контролировать свои чувства и слова, как раньше.
А еще ярость. Ярость при виде него резко вспыхивает и в голове, и в груди.

— Все слишком плохо, что бы говорить об этом или пытаться сделать вид, что ничего не случилось. Я пришла сюда не для того, что бы сказать тебе дежурные "держись" или "все хорошо".
Элизабет, скованная внутренними противоречиями,  нерешительно подходит к нему, стоящему у окна, и теперь избегает смотреть Шеппарду в глаза, а потому находит лучшее решение - устремляет взгляд на ночной город за окном.
Джон слишком близко. Еще недавно он был далеко за экраном монитора, умирал на ее глазах, а сейчас стоит рядом даже ближе, чем нужно. Он дышит. Он совершенно живой. А она стоит рядом. Странные ощущения.

— Как ты так можешь? — вдруг выдает она, через полминуты молчания, поддавшись самым сильным чувствам в ней — злости и ярости, — как можешь бросать чужие чувства в огонь, как можешь думать только о себе? Ты ужасный эгоист! Скажи, ты хоть кого-нибудь любишь настолько сильно, что бы подумать о том, что он почувствует? Нет? Конечно же нет! Ты делаешь все, что бы быть героем. Намеренно или нет, я не знаю! Когда есть причина, есть смысл в этом, я понимаю! Я знаю, что есть вещи важнее нас самих. Но сегодня? Неужели ты считаешь, что жизнь этой подлой крысы, мерзкого Лидона Радима, важнее твоей? — Элизабет, наконец, смотрит на него, нахмурившись, осекая себя в том, что пару раз повысила голос, — сегодня нечего было защищать. И некого. У нас нет нормального союза. Мы все равно в состоянии тихой войны с дженаями. Мы могли избежать всего этого. Могли избежать моих нервов и твоего глупого самопожертвования. Не понимаю тебя!

Элизабет нервно выдыхает, и поворачивает голову вновь в сторону окна, только что бы не смотреть на него. Картинки, воспоминания в ее голове с его участием были такими реальными, такими удушающими.
Она проводит пальцами вдоль листьев растения, стоящего на подоконнике Шеппарда, желает сжать их, вырвать, а лучше огреть горшком Шеппарда, но сдерживается и продолжает, только теперь в ее голосе появляется больше нерешительности и страха:
— Когда ты видишь, как умирает человек, которого ты любишь, ты готов сделать все что угодно, что бы его спасти. Знакомая фраза, но для меня она обрела смысл действительно только сегодня. И самое ужасное чувствовать одновременно с этим желанием то, что ты не в силах ничего сделать. И вместо поиска желаемой помощи и поддержки в тебе, этот человек самовольно от нее отказывается, рубит тебе крылья. Раньше для меня подобный выбор был безумно легким, я бы даже и не думала над твоим спасением, потому что я ставила долг выше всего в своей жизни. И если сегодня мне было плевать, ввяжемся ли мы в войну, то тогда я и представить себе не могла бы, что чью-то жизнь поставлю выше, а чью-то ниже.

Элизабет поджимает губы, скрещивая руки на груди, все еще не отводя взгляда от горящих огней города, отражающихся в океане.

— Но из-за тебя все изменилось, и ты этого не понимаешь. Не видишь, не хочешь видеть. Или намеренно игнорируешь. Я подпустила тебя слишком близко, я решила, что имею право иметь друга, но все равно перешла черту. И теперь все время буду расплачиваться за это, потому что знаю, что у тебя нет ответных чувств, это прекрасно видно, даже по сегодняшнему инциденту, да и быть их не может, ведь мужчины подобные тебе не любят женщин подобных мне, но самое главное - это будет мешать нам выполнять свою работу. Я не могу больше молчать, потому что из-за этих чувств я становлюсь слабой, ведь я подвержена твоему влиянию,— с губ слетает тихий смешок, Вейр качает головой, касаясь лба ладошкой.

— Я никогда не испытывала ничего подобного. Боже, какой бред! Я ведь действительно делаю все, что бы угодить тебе. Я позволяю тебе принимать решения за меня, можно сказать, что я и не управляю этой базой вовсе. Точнее не так. Базой управляю я, а мной управляешь ты. Я люблю тебя больше, чем вообще можно любить кого-то в этой жизни. И меня это пугает, ведь без тебя для меня ничего не имеет смысла. Глупо. Я пришла сюда, как дура, только потому, что больше не могу так. Не могу любить и знать, что ты можешь умереть в любой из этих дней, и никогда об этом не узнаешь, а я потом буду думать об этом всю жизнь.

Голос доктора Вейр теперь спокойный, она выговорилась, она, наконец, поднимает взгляд на Джона. Пытается прочитать эмоции на его лице, но вместо того, что бы сделать правильно: развернуться и уйти, вычеркнув его из своей жизни навсегда, испытать стыд за собственную минуту слабости, Элизабет в одну секунду делает шаг, что бы быть к нему ближе. Поднимается слегка на носочки и запускает одну руку в привычно взъерошенные черные волосы, другую положив на его плечо.

— Перестань так делать, перестань жертвовать собой,— тихо шепчет она заботливо, понимая, что совсем истощила свои эмоциональные ресурсы. Элизабет  знает, что это слова на ветер. Джон не изменится! Никто этому не поспособствует. А от того, вновь чувствуя свою беспомощность, она оставляет на мужских губах поцелуй. И столько нежности Элизабет в него вкладывает, столько любви и обожания, сколько не вкладывала никогда ни в одном другом поцелуе или прикосновении. Столько, словно он и первый и последний одновременно. Столько, словно на большее и не надеется. Столько, словно она не та суровая холодная начальница, что сидит в своем офисе днями и ночами. Столько, словно сейчас перед Джоном стоит совсем другой человек. Эта женщина ранима, мягка, излишне нежна и слишком влюблена. И почему-то не боится этого показать. И это точно не привычная Вейр.

Отстранившись, сразу делая два шага назад, осознавая, что перешла черту и нет ей прощения, тем более, что он так предательски молчит, Элизабет заглядывает в глаза Джона и произносит очередную фразу на одном дыхании:
— Я рада, что ты вернулся. Я рада, что ты жив. И, видимо, я совсем потеряла рассудок, если делаю то, что делаю. Мне нужно уйти.

Не противореча себе она разворачивается, и пытается скорее покинуть его комнату, понимая, как она виновата, осознавая собственную опустошенность.

Отредактировано Элизабет Вейр (2018-05-21 03:37:14)

0


Вы здесь » STARGATE » Личные эпизоды » Единственная правда


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC